alsit

Г. Аполлинер 1909

Дама носила тунику
Из лилового фая.
Расшитое золотом платье
Состояло из двух полотнищ,
Связанных на плече,
Глаза танцeвали, как ангелы.
Она смеялась она смеялась.
У нее было лицо цветов Франции,
Голубые глаза, белые зубы и очень красные губы
У нее было лицо цветов Франции,
У нее было низкое декольте,
И в стиле Рекамье
Красивые голые руки.
Неужели никогда не услышим мы как часы пробьют полночь.
Дама в тунике из лилового фая
Расшитого золотом
С низким декольте
Прогуливала свои застежки,
Золотую повязку на голове,
Волочила туфельки, застежки
Была так красива,
Что ты не посмел бы ее полюбить.
Я любил ужасных женщин в огромных кварталах,
Где каждый день рождались новые существа,
Железо было их кровью, их мозг пламенем.
Я любил я любил умелых людей из машин
Роскошь и красота – всего лишь пена.
Эта женщина была такой красивой,
Что мне страшно.

Оригинал:

https://www.poetica.fr/poeme-4151/guillaume-apollinaire-1909/ ait peur
alsit

Ч. Милош Дитя Европы

1

Мы, чьи легкие полны прелестью дня,
Видим ветки, цветущие в мае,
И лучше мы тех, погибших.

Мы, смакующие экзотичную пищу
И сполна наслаждаясь любовным играми,
Лучше всех тех, погребенных.

Из пещей огненных,за проволокой которых свистит ветер

Нескончаемой осени
В битвах, где в пароксизмах кричал раненный воздух
Спасались мы только хитростью и знаниями.

Слали других в места самые опасные,
Подстегивали их криками к бою.
Сами отступали предчувствуя поражение.

Выбирая между своей смертью и смертью друга,
Выбирали его смерть, обдумав холодно, лишь бы побыстрее.

Захлопывали двери газовых камер, хлеб крали,
Понимая, что день следующий будет вчерашнего похуже

Как полагается у людей, и добро, и зло познали.
Наша злосчастная мудрость на земле не имеет равных.

Надо принять как должное, что тамошних мы лучше,
Легковерных, пылких в слабости, не оценивших жизней.

2

Уважай приобретенные знания, дитя Европы,
Наследник готических соборов, церквей барокко
И синагог, в которых звучал эхом плач обиженного народа,
Наследник Декарта и Спинозы, и слова «честь», наследник,
Рожденного после смерти Леонидов.
Уважай знания, приобретённые в час ужаса.

Практический ум у тебя, распознающий немедля
Добро и зло в любой ситуации
И элегантный скептический разум, дарящий утехи,
Мало знакомые примитивным народам.

Ведомый тем разумом, поймешь немедля
Справедливость наших советов.
Пусть наполняет легкие дня прелесть,
Ибо то мудрые, но строгие истины.

3

И речи не может быть о торжестве силы,
Уверен, в этой эпохе победит справедливость.

Не вспоминай о силе, ибо то означает,
Что ты признаешь втайне упадочные доктрины.

Всякий на власть логикой истории поставлен
Верни логике этой её исторические части.

Пусть уста, глаголющие гипотезы, не знают
О руках, творящих ложные эксперименты.

Пусть не ведают руки, творящие ложные эксперименты
Об устах, глаголющих гипотезы просто.

Умей предвидеть прошлое с точностью непогрешимой,
Потом подожги дом и исполнится то, что должно.

4

Из малого семени правды дерево лжи вырастает.
Не следуй тем, кто лжет, оскорбляя реальность.

Пусть ложь твоя будет логичней, нежели правда,
Чтобы путник усталый во лжи нашел отдых.

После дня лжи в кругах для избранных только
От смеха трясись, когда вспомнят деяния наши.

Похвалы раздавай под именем рассуждений умных
Или хвали под именем величины таланта.

Мы последние, кто еще может в цинизме черпать веселье.
Последние, и для кого отчаяние с хитростью рядом.
Новое поколение рождается смертельно серьезное,
Принимая буквально то, о чем думали мы со смехом.

5

Пусть слова твои значат то, что они значат,
Но прежде пойми против кого они говорились.

Пусть двусмысленные слова станет твоим оружием,
Слова светлые тонут во мраке энциклопедий.

Не суди слова, до того, как чиновники споро
Не справятся в картотеках, о тех, кто говорит их.

Голос страсти лучше голоса разума.
Бесстрастность не может изменить историю.

6

Не люби страны никакой: страны исчезнут скоро,
Не люби никаких городов: города превратятся в мусор.

Не прячь сувениры, ибо из ваших комодов
Поднимется дым ядовитый, для легких вредный.

Не стоит любить и людей, люди скоро исчезнут
Или страдать будут, тебя же зовя на помощь.

Не гляди и в озера прошлого: поверхность их заржавела
Лицо там будут иное, не то что ты ожидаешь.

7

Кто говорит об истории, всегда ничем не рискует
Против него свидетельствовать мертвые не восстанут.

Можно им приписать какие хочешь деянья
Ответом будет только молчанье мертвых.

Из глубины ночи всплывают пустые лица
Можешь наполнить их какими хочешь чертами.

Гордые своей властью, давно уже канули в вечность
Прошлое можно менять по собственному усмотренью.

8

Смех зародился из-за любви к правде
Теперь же смех считают врагом народа.

Закончился век сатиры, уже не нужны насмешки
Коварные речи для неумелых монархов.

Строгие, как пристало строителям дела
Мы разрешим себе только угодливый юмор.

С ртом плотно сжатым нас поведет рассудок,
Осторожно вступим в эру огня на свободе.

Оригинал:

http://biblioteka.kijowski.pl/milosz%20czeslaw/Dziecie%20Europy_pliki/dzieci_europy.htm
alsit

З. Херберт Власть вкуса

Госпоже Исидоре Домбской, профессору

То вовсе не требовало великого характера
наш отказ несогласие упрямство
обладали только необходимым мужеством
но и это было делом вкуса
Да вкуса
в котором все фибры души и частички совести

Кто знает были бы мы получше и красивее прельщали
славшие нас женщины розовые тонкие как облатка
или фантастические твари с картин Иеронима Босха
но ад в то время был словно
сырой дол переулок барак душегубов
названый дворцом справедливости
рукодельный Мефисто в куртке Ленина
пославшего на войну внуков Авроры
мальчиков с картофельными лицами
девиц уродливых с красными руками

воистину их риторика была слишком кондова
(Марк Туллий перевернулся бы в могиле)
вереницы тавтологий пара концепций подобных цепу
диалектика пыток без различия в рассуждениях
синтаксис избавленный от красоты конъюнктива

Так вот эстетика может быть полезной в жизни
наукой о красоте пренебрегать не следует

прежде чем мы заявим об участии нам срочно необходимо
изучить формы архитектуры ритм барабанов и труб
официальные цвета подлых похоронных ритуалов

Наши глаза и уши отказываются внимать
принцы наших страстей избрали гордое изгнание

Не требуется великого характера
у нас было достаточно мужества
но это все это действительно дело вкуса
Да вкуса
который требует выйти гримасничая процедить насмешки
даже если упадет с головы бесценная капитель
тела


Оригинал:

https://fundacjaherberta.com/biblioteka-herberta/wiersze/potega-smaku/
alsit

З. Херберт Почему классики

A.Г.
1

в книге Четвертой войны Пелопоннесской
Фукидид рассказывает историю своего неудачного похода

о долгих речах военачальников
o боях с чумой и осадах
о плотной паутине интриги
о дипломатических усилиях
эпизод тот похож на булавку
в стоге сена

колония афинская Амфиполь
попала в руки Брасида
потому что Фукидид опоздал на помощь

заплатил за это родному городу
пожизненным изгнанием

всех времен изгои
знают какова цена эта

2

генералы войн последних
если случится подобная суматоха
будут ныть на коленях перед потомками
хвалится героизмом
и невинностью

обвинять подчиненных
завистливых сотрудников
недружественные ветра

Фукидид же только упоминает
что кораблей было семь всего
что зима стояла
что плыл он быстро

3

пусть темой искусства
будет кувшин разбитый
разбитая душа небольшая
с великой к себе жалостью

что после нас останется
будет как плач влюбленных
в грязной маленькой гостинице
когда светают обои

Оригинал:

https://fundacjaherberta.com/biblioteka-herberta/wiersze/dlaczego-klasycy/
alsit

У. Йейтс Круг

Зимой мы ждем весны приход,
Весной мы лето ждем незримо,
Но изгородь расти пойдет –
Зовем мы идеалом зиму.

Не жди добра в который раз,
Пока весна еще не в силе –
Не зная, что смущает нас
Томленье крови по могиле.

Оригинал:

http://www.online-literature.com/yeats/811/
alsit

из е. е. каммингса


Встал к уборке


Встал к уборке
с пола
спокойно Зыркала
отравленная мышь
еще кто жила
спрашивая Что
сделала я чего
не сделал бы ты

171


я попрошайка всегда
кто просит в твоем уме

(усмехаясь, терпелив, молча
со знаком на его
груди
СЛЕПОЙ) да я

личность от которой зато
тебе не избавиться даже шутя (и кто

не просит большего чем
чтоб мечтать о то
м, что жить впредь)
да и, дитя,

ты могло бы тоже
подбросить ему пару дум

чуть любви предпочтительно,
все что не можешь
сбыть другим: на
пример
фальшивые обещания-

и он может (заслышав нечто
упавшее в шляпу)ощупает
потом пальцами;найдя
там
то что было выброшено
им самим
раскрашенные колымаги из мозгов, надежды, к жизни
(осторожно заворачивающей за
угол)которая больше тебя не побеспокоит.


Весны всемогущая богиня Ты


Весны всемогущая богиня Ты
воистину набиваешь парки
переростками прыщавыми
кавалерами и жующими жвачку смешливыми

дамселями Ты воистину
убеждаешь петь серенады
своей леди музыкальной оторве
Ты прельщаешь

на пересечение тропинок
доверчивых хрущей и фривольных
червей для наживки
Ты вешаешь канареек в окнах
гостиных

Весна неряха во все времена
У тебя мокрые ноги
И грязная нижняя юбка
вялы

Твои волосы твои
глаза липки от
снов и у тебя сырое тело
ибо

лежит на клумбе крокусов
когда ты поешь пропитым голосом
трава поднимается на голове земли
и все деревья высаживаются на краю

весны
великолепной толчеи
Твоих ляжек

и надменной
слякоти твоих грудей я

так влюблен, что моя
душа во мне вопиет
о твоем приходе

и руки твои снег и твои
пальцы – дождь
и твои
ноги о твои ноги
прихотливые
ноги ноги неисправимые

донимают этот мир

Оригиналы соответственно:

https://readalittlepoetry.wordpress.com/2007/08/07/me-up-at-does-by-e-e-cummings/
https://allpoetry.com/I-Am-A-Beggar-Always
https://www.poetry-archive.com/c/spring_omnipotent_goddess_thou.html
alsit

Ф. Г. Лорка Сомнамбулический романс

Зеленым, хочу зеленым.
Зеленые ветки. Зеленый ветер.
Барка в зеленом свете
и конь на горе огромной.
Тень на его холке,
мечтает он о веранде,
зеленое тело, зелёная грива,
глаза в серебре холодном
Зеленым, хочу зеленым.
Под луною цыганской.
и все на нее смотрят,
она же ответить не может.
Зеленым, хочу зеленым.
Инеем звезды большие
с рыбой-тенью приходят,
торя рассвету дорогу.
Трет фиговые деревья
ветер наждачной бумагой,
и гора, как дикая кошка,
щетинит горькие листья.
Но кто придет? И откуда…?
Еще она на веранде,
Зеленое тело, зелёная грива,
Мечтая о море горьком
— Приятель, хочу поменять я
Коня на ее жилище,
На зеркало мой подседельник,
нож на ее платье.
— Приятель, её только ради.
Иду я в крови из Кабры.
Ах, если бы юноша мог я,
мы порешили дело.
Но сам я уже не я стал
и дом мой, не дом мой больше.
— Приятель, хочу умереть я
достойно, и если возможно,
на простынях голландских,
На железной кровати.
Видишь ты эту рану
От горла шрам, будь не ладен?
— Три сотни роз я вижу
На белой твоей рубахе.
Кровь течет, ее запах
из перевязи сочится.
Но сам я уже не я стал.
и дом мой, не дом мой больше.
— Дай наконец взойти мне,
к этой высокой веранде
дай мне взобраться, дай мне
к этой зелёной веранде.
К этой веранде лунной
там, где вода грохочет.
Они подниматься стали
к этой высокой веранде.
Оставляя потоки крови.
Оставляя потоки плача.
Фонарики жестяные
дрожат на зеленых крышах.
И тысяча бубнов хрустальных
ранят раннее утро.
Зеленым, хочу зеленым.
зеленые ветки, зеленый ветер.
Оба стали взбираться.
Ветер долгий оставил
странный вкус на губах их
мяты, тимьяна и желчи.
— Приятель, где она, где же?
Твоя эта горькая дева?
Как долго ждала она часа.
Как долго ей ждать еще часа
Черноволосой, румяной
На поверхности водоема
Деве крови цыганской.
Зеленое тело, зелёная грива,
Глаза в серебре холодном.
И только луны сосульки
Держат ее тело.
Ночь становилась интимной,
как этa тесная площадь.
Но в дверь к ним стучат жандармы,
наверное, с перепоя.
Зеленым, хочу зеленым.
Зеленые ветки. Зеленый ветер.
Барка в зеленом свете
и конь на горе огромной.

Оригинал:

http://azulejo.atspace.com/verde.html
alsit

З. Херберт Отчуждение господина Когито

В руках у господина Когито
теплая амфора головы
остальная часть тела скрыта
видна только на ощупь
смотрит он на спящую голову
чуждый полноты чувствительности
очередной раз
заявляет с изумлением
что есть кто-то вне него
непостижимый
как камень
границы
которого открываются
только на мгновение
потом море выбрасывает
его на каменистый берег
собственной крови
странный сон
вооруженный собственной кожей
Господин Когито отстраняет
спящую голову
деликатно
чтобы не оставить
на щеке
отпечатков пальцев
и уходит
одинокий
в известь постели

Оригинал:

https://bliskopolski.pl/poezja/zbigniew-herbert/pan-cogito/alienacje-pana-cogito/
alsit

Л. Глюк Эрос

Я придвинула стул к окну отеля – смотреть на дождь.

Я была то ли во сне, то ли в трансе —
в любви, и все же
ничего не хотела.

Казалось ненужным касаться тебя, видеть снова,
Я хотела только это:
комнату, волосы, звук падающего дождя,
час за часом в тепле весенней ночи.

Я не хотела ничего другого; я была совершенно удовлетворена
Сердце стало маленьким, немного надо чтобы наполнить его.
Я смотрела на плотное полотно дождя над темнеющим городом.

Тебя это не заботило. Я делала все то,
что делают при дневном свете, я оправдывала себя,
но ходила, как лунатик

Этого было достаточно и больше не вовлекало тебя.
Несколько дней в чужом городе.
Разговор, касание руки.
И потом я сняла обручальное кольцо.

Это было то, чего я хотела: быть голой.

https://readalittlepoetry.wordpress.com/2005/08/14/eros-by-louise-gluck/
alsit

Д. Эшбери Жалкое заблуждение

Предупредительный мистер,
чудотворец, дырявил мой троп.
Я спросил его зачем.
Его теорема не была слишком сложна,
но достаточно сложной. Вкратце,
такой. Властителю не след
чистить тень яблок, и перед чаем
это, как если бы Декартовской лимон
восстал в полном блеске на цветистом горизонте.
В ящиках стола находились дети, а другие пытались выгрести их оттуда.
Короче, покупки никогда не были такими неважными,
Но казалось, что мы вытащили кота из мешка, рывками.
Часто с этого балкона
я спрашивал этот выдающийся профиль ночи тоже
ради каких новых псалмов или монет он может
в других обстоятельствах войти в искус чтоб пролиться
на слабого варварского притеснителя и мою жену.
Всегда ведь получаешь расцвеченный ответ.
Как будто нечто иное, или вообще его не было.
Как если бы он не собирался быть полным, но
так же мог быть неполным, если вообще кому-то это интересно.
И канавы принесли его трагически
к горизонту, поглотив и аэропорт.
Мы, только мы безумные облака,
то, что внушено дофину цивилизацией,
с ее благоухающими цитаделями, ее цитатами. Что значит то,
что ты собираешься сделать со мной?

Пожалуй, в стране иной и вовремя иное мы найдем себя отчуждёнными
друг от друга и грязи жизни. Но здесь
за изгородью ежевики ответ приходит достаточно часто,
чтобы снять его быстро, не слишком суетясь.
Ибо клетка из эбонита требует свои компоненты
когда все проходит, благодарное, что дело с концом.

*
Фраза «патетическое (жалкое) заблуждение» - это литературный термин, обозначающий приписывание человеческих эмоций и поведения вещам в природе, которые не являются человеческими. Это своего рода персонификация, которая встречается в поэтических описаниях, когда, например, облака кажутся мрачными, когда листья танцуют или когда камни кажутся безразличными. https://ru.qaz.wiki/wiki/Pathetic_fallacy

Оригинал:

http://cordite.org.au/poetry/unthemed4/the-pathetic-fallacy/